Первая полоса

    Клюкой по белкам

    Клюкой по белкам
    Клюкой по белкам

    Семейство одиозного "лендлорда" из Старого Оскола Фёдора Клюки продолжает бизнес-экспансию в Белгородской области, но скандалы и крах семейного банка могут свидетельствовать, что время таких предпринимателей уже на исходе.

    Об этом сообщает Сергей Доренко

    Как передаёт корреспондент , структуры агропромышленного холдинга "Промагро", работающего в агросекторе Белгородской области, собираются возвести в регионе завод по выпуску белков и желатина за 1,6 млрд рублей. Новые производства — всегда хорошо, но надо смотреть, кто это вдруг собрался создавать новые рабочие места и пополнять налоговую базу — ведь за лицом порядочного инвестора могут скрываться крайне сомнительные личности.

    В этом случае смотреть можно не сильно пристально, ведь "Промагро" владеет Константин Клюка — внешне почётный бизнесмен и меценат, а также бывший депутат Белгородской городской думы. Разумеется, единоросс. Впрочем, на Белгородщине его больше знают, не как защитника народных интересов, а как сына одиозного бизнесмена , которого недоброжелатели за глаза называют "теневым хозяином" Старого Оскола.

    "Промагро" — детище именно Фёдора Клюки. Долгие годы именно он руководил предприятием, но репутация бизнесмена была такой, что дела он решил передать сыну. Например, в 2016 году он передал сыну свои доли в ООО АПК "Промагро", а в 2017 году была юридически создана АО АПХ "Промагро", где учредителем стал уже его сын Константин.

    Сегодня Константин Клюка лицо не только "Промагро", но и множества других. Он выступает учредителем и генеральным директором ООО "Континуум групп", управляющей компании этих структур. Под её контролем находятся также ООО "ОФК", ООО "Белгородская овцеводческая компания", ООО "Смоленская льняная компания", АО "АПХ Промагро", ООО "Континуум Венчурс", а также губкинского ООО "Промагро пищевые ингредиенты". Последнее создано специально под новый завод по производству белка и желатина.

    Бизнес Клюки на Заре

    А ведь когда-то отец Константина Клюки Фёдор начинал с "малого" — собирал под своей властью земельные паи ничего не понимающих в юридических вопросах сельских жителей Белгородчины. Как российские общественники-борцы с коррупцией, якобы таким образом он мог ввести в заблуждение множество людей, подсунув им на подпись пустые листы вместо доверенности.

    Ещё до этого же Фёдор Клюка мог то ли уговорами, то ли обманом, то ли ещё как-то уговорить пайщиков внести свои паи в свою же компанию "Роговатовская Нива". Именно таким образом под его контролем могли оказаться земли развалившегося колхоза "Заря коммунизма" в селе Роговатое, после краха СССР превратившегося в Сельхоз кооператив "Рассвет".

    По слухам, за прошедшие 20 лет после этого события акционеры, в которых внезапно превратились вчерашние колхозники, ни разу не получали дивиденды деньгами, только зерном. А прибыль направлялась на обновление основных средств. Что это вообще такое, вчерашние колхозники понимали навряд ли.

    Сегодня в интернете гуляет , авторы которого утверждают, что якобы показывают реальные подробности и документы тех операций по "сбору" паёв под властной рукой Клюки. Насколько этот ролик правдив, надо бы разобраться правоохранителям, но они свою работу почему-то делать не спешат.

    Куда могли пропадать деньги, заработанные на белгородских трудягах и их земле — тоже вопрос открытый. Впрочем, предложение есть. Ведь одновременно с сельхозбизнесом Фёдор Клюка занимался банковским делом. Он являлся основателем старооскольского банка ООО "Осколбанк" (Старооскольский коммерческий "Агромпромбанк"), контроль над которым получил другой его родственник Олег Клюка. В 2019 году банк лишили лицензии.

    Могли ли в банке происходить сомнительные операции, мыться или выводиться средства — судите сами. По согласно сведениям информационного сервиса , Центробанк принял такое решение не просто так. А потому, что структура допускала нарушения законов в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём. Обязательно запомним этот пассаж.

    А также — систематически занижал величину необходимых к формированию резервов, проводил сомнительные транзитные операции повышенного риска, нарушал федеральные законы, блокирующие банковскую деятельность, а также нормативные акты Банка России. В связи с этим регулятор последние 12 месяцев жизни банка неоднократно применял к нему меры, но на Клюку это никакого впечатления не производило.

    Удивительно, как после такого к Олегу Клюке и его родственнику Фёдору не возникло никаких вопросов у правоохранителей. Зато они должны были возникнуть к некоторым контрагентам Клюки, которые могли пользоваться услугами его кредитной организации. Речь, например, о скандальном авторитетном бизнесмене Геннадии Петрове из Северной столицы, которого недоброжелатели называют теневым хозяином Петербурга.

    Скажи мне, кто твой друг

    Именно Петров может стоять за сделкой компании завода по выпуску лимонадов "Воды Лагидзе" в Ленобласти, совладельцу ресторанной группы Stroganoff Олегу Носкову. Последний вместе со своим братом Алексеем ведёт бизнес с семейством Петровых — в частности, с Антоном Петровым — сыном Геннадия Петрова. Они партнёры по компании "Капитал+".

    Завод структуры Константина Клюки (именно его, опять же, а папа за спиной?) купили в 2016 году, а на продажу решили выставить уже через два года. Что породило слухи о том, что приобретение делалась не для самого Клюки, а под другого человека. Сложности были с обременением, ведь завод задолжал банку ВТБ порядка 600 млн рублей.

    В итоге долги переуступили ООО "Базис", которое под контролем Клюки получило его в собственность. Причём сумма переуступки нигде не озвучивалась, вполне возможно, что она составила копейки. Участвовать в перераспределении средств мог и "Осколбанк" Клюки. Лицензии он лишился как раз примерно за год до того, как "Воды Лагидзе" отошли недалёкому от Петровых Носкову.

    Уже само предположение, что Клюки могли работать вместе с Петровыми, наводит на нехорошие мысли. Как пишет в статье о произошедшей сделке по продаже актива, испанские правоохранители связывали с Геннадия Петрова с организованной преступностью. В прошлом недоброжелатели называли его старым знакомцем выходцев из Малышевской ОПГ известного криминального авторитета, бывшего борца Александра Малышева.

    Ещё до этих событий, как писало издание , банк действительно мог использоваться для финансирование близкого к Клюке бизнеса. В том числе АО "Оскольский завод металлургического машиностроения" (ОЗММ), 94% которого, по сведениям издания, принадлежит тому же Олегу Клюке.

    Не агро единым

    Ещё одно предприятие, невесть как попавшее к семейству Фёдора Клюки — "Стойленский горно-обогатительный комбинат". Ранее Фёдор Клюка этим предприятием руководил — владел третью акций якобы благодаря сотрудничеству с известным из "лихих девяностых" бизнесменом Борисом Иванишвили. Однако, вскоре глаз на предприятие положил другой олигарх, который и купил структуру, а в качестве бонуса за долю Клюки подкинул ему акций ОЗММ. Вот так завод и попал к Клюке.

    Хорошего заводу это принесло мало. По итогам 2019 года его убыток составил 70 млн рублей при 2,1 млрд рублей выручки. Заковырка в том, что минуса завод показывает аж с 2013 года. Возникает вопрос, как он вообще существует. Не выводят ли из него активы, а может отчетность просто рисуют?

    Могли ли в банке Клюки отмывать деньги, и почему после его краха бизнес семейства стал испытывать проблемы?

    Серьёзные вопросы и к другим структурам, руки к которым прикладывали члены семейства Фёдора Клюки. В АО АПХ "Промагро" вообще творится что-то странное — прибыль в 114 млн рублей при нулевой выручке за 2019 год. При этом в компании трудится единственный сотрудник при 10 тыс. уставного капитала. Зато стоимость активов компании — свыше 180 млн рублей.

    У ООО "Континиум Групп" Константина Клюки, которому принадлежит уже другое юрлицо — ООО АПХ "Промагро" цифры действительно будто нарисованные: по итогам 2019 года при выручке в 150 млн рублей компания понесла убытки на 500 тыс. Компания того же Константина Клюки ООО "Континиум Венчурс" и вовсе похожа на какую-то "прокладку". По итогам 2019 года при нулевой прибыли убыток компании составил 5 тыс. рублей. Стоимость активов — отрицательная.

    Подобные странности можно найти и в других многочисленных конторах семейства. Проблемы у них, возможно, были и раньше, но теперь обострились с крахом семейной кредитной организации.

    Похоже, время Клюки проходит, а стремление построить завод по производству белков и желатина может быть банальной приманкой для привлечения инвесторов, которые потом могут остаться с носом. Ну, или под нос им подсунут что-то вроде пустой доверенности, которую могли в своё время подсунуть бывшим колхозникам "Зари коммунизма".


    Источник: “http://glavk.info/articles/136180-kljukoj_po_belkam”

Tags